Группа компаний «Паллада»
Реставрация, Строительство
Производство, Проектирование

Каминная печь в особняке И. А.Те-Клодта в Самаре

Автор статьи: Роденков Андрей Иванович
«Предмет исследования: изразцовая каминная печь в особняке И. А.Те-Клодта в г. Самаре. Место производства изразцовых облицовок: фабрика печей и глазурованной плитки Цельм и Бем»" (Zelm & Boehm, Ofen- und Thonwaarenfabrik) в Риге.Основной источник: к" Одним из самых примечательных зданий в центре Самары является расположенный на ул. Куйбышева, 139 особняк И. А. Те-Клодта (ил. 1[1]), в котором в настоящее время находится музей «Детская картинная галерея».&nbspВ построенном в 1898 г. особняке был установлен целый ряд изразцовых печей, среди которых всеобщее внимание привлекает каминная печь (ил. 2[2]) в стиле неоренессанса (ил. 3-9[3]). Как сообщает известный самарский краевед Павел Попов, камин и печи дома пережили своего хозяина. После смерти Ивана Андреевича Те-Клодта в 1904 году у камина горевала его жена, после революции здесь отдыхал знаменитый будущий командарм Дыбенко, в 1941-1943 годах камин служил сотрудникам Афганского консульства.&nbspВеликолепный камин Те-Клодта мог быть и разрушен во времена работы здесь детского сада и 1-й детской художественной школы, но благодаря педагогам, музейным работникам и специалистам-архитекторам, был заботливо окружен деревянной перегородкой и временно законсервирован. В ходе работ по реконструкции здания в первой половине 1990-х годов, проведенных фирмой «Самторес» и финляндской компанией «Кескус-Сато» под общим руководством самарского архитектора Дмитрия Евгеньевича Носова, при реставрации камина были выявлены на тыльной стороне изразцов клейма со словом «Riga».[4]Недавно сотрудники музея «Детская картинная галерея», расположенного в особняке, обратились ко мне с просьбой рассказать подробнее об этой каминной печи. Знание о рижском происхождении изразцов значительно облегчило мою задачу. Рекламный эскиз данной монохромной с зелеными глазурями каминной печи № 431 (при ширине самарской печи 1,07 м) находим в каталоге печей рижской фабрики «Цельм и Бем» (Zelm &amp Boehm ) (ил. 10[5]). Предприятие созданное в 1859 году Ц. Целмом (Z. Zelm), в начале своей деятельности занималось добычей и переработкой гипсового камня, а также производством терракотовых печных изразцов. В 1876 году господин Ц. Целм умер. Так как старшему сыну, господину Йохану Целму (J. Zelm), тогда было всего 20 лет, Паул Бем (P. Boehm) взял с ним общее руководство над предприятием. С этого времени печные изразцы клеймились «Zelm-Boehm Riga» (ил. 10). В 1879 году в Риге, в Латгальском предместье начали изготовление изразцовых печей и каминов. Их покупали не только в Риге и ближайшей округе, но и по всей России. Изделия рижской фабрики получали высшие награды на выставках в Риге, Киеве, Петербурге, Нижнем Новгороде. В 1910 году умер господин Йохан Целм, и господин Паул Бем и его сын господин П. Бем младший продолжал руководить предприятием.[6] Подробнее об истории рижской фабрики я рассказывал в очерке «Майоликовый камин на вилле Даудери» в Риге.&nbspТаким образом, зная, что особняк И. А.Те-Клодта в Самаре, включая интерьеры с печами и каминами, был построен в 1898 г., мы можем сделать вывод, что изразцы для каминной печи были изготовлены в середине 1890- гг. Обычно такие каминные облицовки делались под конкретный заказ ввиду их высокой стоимости. Так, из рекламного прейскуранта рижской фабрики (ил.10) мы видим, что цена облицовки каминной печи с зеленой глазурью № 431, т.е. как раз такой, какая была установлена в особняке И. А.Те-Клодта,-145 руб. Для сравнения, во второй половине 1890-х гг. средняя месячная зарплата рабочего в Российской Империи составляла 14-15 руб.[7]&nbspМотивы северогерманского неоренессанса в рельефном декоре каминной печи отнюдь не случайны. Шведская исследовательница Маргарета Крамер (Margareta Cram&ampeacuter) установила, что подобные печи производились и на шведских заводах, при этом находящийся в центре большой изразец с рельефным изображением (ил. 5-6) представляет собой т.н. «Берлинский изразец» (шведск. Berliner spis), встречающийся и в прейскурантах немецких заводов.[8] Мотив изображения «Берлинского изразца» позаимствован с картины художника Карла Людвига Беккера (Carl Ludwig Friedrich Becker) «Антон Фуггер сжигает долговые облигации Карла V в 1535 году» (1866 год, Берлинская Национальная Галерея) (ил. 12[9]). Вот как описывает эту сцену Герасимов А. Е. в книге «Банкротства»: «Однажды семейство Фуггеров, банкиров и купцов из Аугсбурга, испытало неземную радость. Еще бы, ведь сам император Священной Римской империи Карл V не только почтил их своим визитом, но и оказал высокую честь, остановившись на постой в их доме. Глава семьи приказал слугам положить в камин комнаты, где император должен был почивать, кору дерева корицы (200 талеров за унцию), дабы монарх насладился не только теплом, но и ароматом. Разжигать камин направился сам хозяин, однако оказалось, что он не прихватил с собой ничего на растопку. — Ах, Ваше Величество, у меня с собой только вот этот листок, но без Вашего позволения я не смею использовать его на растопку. На нем стоит Ваша подпись. Соблаговолите разрешить. Император взглянул на документ и милостиво соизволил его использовать. Еще бы! Листок оказался долговой распиской самого Карла на 50 тыс. талеров».&nbspМоим постоянным читателям должна быть хорошо узнаваемой и топочная часть каминной печи (ил. 7-9), идентичная по декору топочная часть и у известной печи «Брунгильда»[10](ил. 13-16), производившейся в т.ч. и на финском заводе «Або». Автор монографии по истории завода «Або» «TURUN KAAKELIN KAKLUUNIT. Turun kaakelitehtaan uunimallit vuosina 1874-1954» Хелена Соири-Снеллман (Helena Soiri-Snellman) по документам, сохранившимся в архиве предприятия, установила, что формы для этой и ряда других заводских моделей были закуплены в Германии. В главе книги, посвященной немецким партнерам завода «Або», исследовательница пишет о том, что в XIX в. существовала широкая практика заказывать модели кафельных печей в Германии, потому что там было много предприятий, специализирующихся на выпуске таких печей, и там же были скульпторы, художники и формовщики, которые разрабатывали для них модели. На регулярно устраиваемых выставках представители немецких заводов предлагали к продаже множество вариантов моделей печей. В 1890-е гг. пользовались популярностью модели с богатым декором, а для них формы должны были выполняться очень квалифицированными мастерами. Легче было заказать готовые формы, чем путем проб и ошибок на своем предприятии создавать их самим[11].&nbspХелена Соири-Снеллман выяснила, что автором модели «Брунгильда» был Пауль Обст (Paul Obst)[12]. Пауль Обст был художником, скульптором и дизайнером. Его берлинская фирма была основана в 1862 г. В рекламе фирмы (ил. 17[13]) сообщалось, что Пауль Обст представляет формы для самых разнообразных кафельных печей и каминов как по собственным разработкам, так и по проектам известных архитекторов.На основе вышесказанного мы можем смело утверждать, что изразцовая облицовка каминной печи в особняке И. А. Те-Клодта изготовлена на рижской фабрике «Цельм и Бем» (Zelm &amp Boehm ) во второй половине 1890-х гг. по готовым формам, купленным в Германии, при этом дизайн печи выполнен по проекту Пауля Обста.&nbspАналоги самарской каминной печи можно встретить в различных районах б. Российской Империи. Так, ее идентичный вариант(ил. 18[14]) украшает здание усадьбы «Лошица» в черте г. Минска. Полихромный майоликовый вариант этой печи (ил. 19-20) выявлен мною в Вильнюсе, в доме на ул. Vilniaus, 31В заключение следует подчеркнуть, что каминная печь в особняке И. А.Те-Клодта в Самаре представляет большую художественную ценность и несомненно является памятником декоративно-прикладного искусства и художественной промышленности конца XIX в.&nbsp
  Одним из самых примечательных зданий в центре Самары является расположенный на ул. Куйбышева, 139 особняк И. А. Те-Клодта (ил. 1[1]), в котором в настоящее время находится музей «Детская картинная галерея».&nbspВ построенном в 1898 г. особняке был установлен целый ряд изразцовых печей, среди которых всеобщее внимание привлекает каминная печь (ил. 2[2]) в стиле неоренессанса (ил. 3-9[3]). Как сообщает известный самарский краевед Павел Попов, камин и печи дома пережили своего хозяина. После смерти Ивана Андреевича Те-Клодта в 1904 году у камина горевала его жена, после революции здесь отдыхал знаменитый будущий командарм Дыбенко, в 1941-1943 годах камин служил сотрудникам Афганского консульства.&nbspВеликолепный камин Те-Клодта мог быть и разрушен во времена работы здесь детского сада и 1-й детской художественной школы, но благодаря педагогам, музейным работникам и специалистам-архитекторам, был заботливо окружен деревянной перегородкой и временно законсервирован. В ходе работ по реконструкции здания в первой половине 1990-х годов, проведенных фирмой «Самторес» и финляндской компанией «Кескус-Сато» под общим руководством самарского архитектора Дмитрия Евгеньевича Носова, при реставрации камина были выявлены на тыльной стороне изразцов клейма со словом «Riga».[4]Недавно сотрудники музея «Детская картинная галерея», расположенного в особняке, обратились ко мне с просьбой рассказать подробнее об этой каминной печи. Знание о рижском происхождении изразцов значительно облегчило мою задачу. Рекламный эскиз данной монохромной с зелеными глазурями каминной печи № 431 (при ширине самарской печи 1,07 м) находим в каталоге печей рижской фабрики «Цельм и Бем» (Zelm &amp Boehm ) (ил. 10[5]). Предприятие созданное в 1859 году Ц. Целмом (Z. Zelm), в начале своей деятельности занималось добычей и переработкой гипсового камня, а также производством терракотовых печных изразцов. В 1876 году господин Ц. Целм умер. Так как старшему сыну, господину Йохану Целму (J. Zelm), тогда было всего 20 лет, Паул Бем (P. Boehm) взял с ним общее руководство над предприятием. С этого времени печные изразцы клеймились «Zelm-Boehm Riga» (ил. 10). В 1879 году в Риге, в Латгальском предместье начали изготовление изразцовых печей и каминов. Их покупали не только в Риге и ближайшей округе, но и по всей России. Изделия рижской фабрики получали высшие награды на выставках в Риге, Киеве, Петербурге, Нижнем Новгороде. В 1910 году умер господин Йохан Целм, и господин Паул Бем и его сын господин П. Бем младший продолжал руководить предприятием.[6] Подробнее об истории рижской фабрики я рассказывал в очерке «Майоликовый камин на вилле Даудери» в Риге.&nbspТаким образом, зная, что особняк И. А.Те-Клодта в Самаре, включая интерьеры с печами и каминами, был построен в 1898 г., мы можем сделать вывод, что изразцы для каминной печи были изготовлены в середине 1890- гг. Обычно такие каминные облицовки делались под конкретный заказ ввиду их высокой стоимости. Так, из рекламного прейскуранта рижской фабрики (ил.10) мы видим, что цена облицовки каминной печи с зеленой глазурью № 431, т.е. как раз такой, какая была установлена в особняке И. А.Те-Клодта,-145 руб. Для сравнения, во второй половине 1890-х гг. средняя месячная зарплата рабочего в Российской Империи составляла 14-15 руб.[7]&nbspМотивы северогерманского неоренессанса в рельефном декоре каминной печи отнюдь не случайны. Шведская исследовательница Маргарета Крамер (Margareta Cram&ampeacuter) установила, что подобные печи производились и на шведских заводах, при этом находящийся в центре большой изразец с рельефным изображением (ил. 5-6) представляет собой т.н. «Берлинский изразец» (шведск. Berliner spis), встречающийся и в прейскурантах немецких заводов.[8] Мотив изображения «Берлинского изразца» позаимствован с картины художника Карла Людвига Беккера (Carl Ludwig Friedrich Becker) «Антон Фуггер сжигает долговые облигации Карла V в 1535 году» (1866 год, Берлинская Национальная Галерея) (ил. 12[9]). Вот как описывает эту сцену Герасимов А. Е. в книге «Банкротства»: «Однажды семейство Фуггеров, банкиров и купцов из Аугсбурга, испытало неземную радость. Еще бы, ведь сам император Священной Римской империи Карл V не только почтил их своим визитом, но и оказал высокую честь, остановившись на постой в их доме. Глава семьи приказал слугам положить в камин комнаты, где император должен был почивать, кору дерева корицы (200 талеров за унцию), дабы монарх насладился не только теплом, но и ароматом. Разжигать камин направился сам хозяин, однако оказалось, что он не прихватил с собой ничего на растопку. — Ах, Ваше Величество, у меня с собой только вот этот листок, но без Вашего позволения я не смею использовать его на растопку. На нем стоит Ваша подпись. Соблаговолите разрешить. Император взглянул на документ и милостиво соизволил его использовать. Еще бы! Листок оказался долговой распиской самого Карла на 50 тыс. талеров».&nbspМоим постоянным читателям должна быть хорошо узнаваемой и топочная часть каминной печи (ил. 7-9), идентичная по декору топочная часть и у известной печи «Брунгильда»[10](ил. 13-16), производившейся в т.ч. и на финском заводе «Або». Автор монографии по истории завода «Або» «TURUN KAAKELIN KAKLUUNIT. Turun kaakelitehtaan uunimallit vuosina 1874-1954» Хелена Соири-Снеллман (Helena Soiri-Snellman) по документам, сохранившимся в архиве предприятия, установила, что формы для этой и ряда других заводских моделей были закуплены в Германии. В главе книги, посвященной немецким партнерам завода «Або», исследовательница пишет о том, что в XIX в. существовала широкая практика заказывать модели кафельных печей в Германии, потому что там было много предприятий, специализирующихся на выпуске таких печей, и там же были скульпторы, художники и формовщики, которые разрабатывали для них модели. На регулярно устраиваемых выставках представители немецких заводов предлагали к продаже множество вариантов моделей печей. В 1890-е гг. пользовались популярностью модели с богатым декором, а для них формы должны были выполняться очень квалифицированными мастерами. Легче было заказать готовые формы, чем путем проб и ошибок на своем предприятии создавать их самим[11].&nbspХелена Соири-Снеллман выяснила, что автором модели «Брунгильда» был Пауль Обст (Paul Obst)[12]. Пауль Обст был художником, скульптором и дизайнером. Его берлинская фирма была основана в 1862 г. В рекламе фирмы (ил. 17[13]) сообщалось, что Пауль Обст представляет формы для самых разнообразных кафельных печей и каминов как по собственным разработкам, так и по проектам известных архитекторов.На основе вышесказанного мы можем смело утверждать, что изразцовая облицовка каминной печи в особняке И. А. Те-Клодта изготовлена на рижской фабрике «Цельм и Бем» (Zelm &amp Boehm ) во второй половине 1890-х гг. по готовым формам, купленным в Германии, при этом дизайн печи выполнен по проекту Пауля Обста.&nbspАналоги самарской каминной печи можно встретить в различных районах б. Российской Империи. Так, ее идентичный вариант(ил. 18[14]) украшает здание усадьбы «Лошица» в черте г. Минска. Полихромный майоликовый вариант этой печи (ил. 19-20) выявлен мною в Вильнюсе, в доме на ул. Vilniaus, 31В заключение следует подчеркнуть, что каминная печь в особняке И. А.Те-Клодта в Самаре представляет большую художественную ценность и несомненно является памятником декоративно-прикладного искусства и художественной промышленности конца XIX в.&nbsp
  



1. Фотография с сайта http://aelita-ek.livejournal.com/32694.html
2. Фотограф Денис Сарбаев
3. Фотограф Денис Сарбаев
4. См. Павел Попов. Камин и печи особняка Те-Клодта http://kraeham.livejournal.com/32683.html
5. Zelm &amp Boehm, Gypsfabrik. Riga. Ofenkatalog von Zelm &amp Boehm Gypsfabrik, Schlaemmreidefabrik, Ofen- und Thonwaarenfabrik. Riga 1906.
6. См. Firmas «J. C. Celm», vlk «Celm &amp Boehm» tagad «Paul Boehm» vsture. Katalogs. [b.g., aptuvenais izdo&ampscaronanas gads — 1935]
7. См. http://vgil.ru/2011/11/03/uroven-zhizni-rabochih-v-rossii-do-revo
8. См. Cram&ampeacuter, Margareta Den verkliga kakelugnen: fabrikstillverkade kakelugnar i Stockholm 1846-1926. Stockholm, 1991. S. 389
9. Иллюстрация с сайта http://everyhistory.org/all-history.org/218.html
10. См. очерк «Печь „Брунгильда“ в Вильнюсе» http://pallada-afina.ru/iio/index.php?ELEMENT_ID=3119
11. См. Helena Soiri-Snellman. TURUN KAAKELIN KAKLUUNIT. Turun kaakelitehtaan uunimallit vuosina 1874 — 1954. — Turku, 2003 — S. 58
12. См. там же
13. Там же, S. 59
14. Иллюстрация с сайта http://www.21.by/pub/news/2010/06/1276774031990708.jpg "