Группа компаний «Паллада»
Реставрация, Строительство
Производство, Проектирование

«Керамические шкалики» - загадочная находка в Летнем саду.

Автор статьи: Коренцвит. В. А.
Очерк археолога Виктора Абрамовича Коренцвита об исследованиях в Летнем саду и о найденных керамических изделиях.

Автор: Коренцвит В. А.
Археолог.
Старший научный сотрудник НПО Наука — строительству.

Археологические исследования в Летнем саду порадовали археологов многочисленными находками, отражающими своеобразный быт царской резиденции. Боле всего сюрпризов принесли раскопки Большой каменной оранжереи. Построенное по проекту А. Шлютера в 1715 г. здание предназначалось для выращивания и демонстрации тропических растений. Но по свидетельству документов, одно время до разборки в 1780-х гг. в его помещениях хранилась поврежденная садовая скульптура. По найденным здесь фрагментам удалось опознать известные лишь по описаниям и рисункам бюсты «Аполлона», «Нерона», «Римлянина» и «Римлянки». Сенсацией явилась находка фрагментов знаменитой «Венеры Спящей». Эту скульптуру, как уверял приобретшей ее в Риме Ю. И. Кологривов, «работы самого кавалера Бернини». Не меньший интерес вызвала полностью сохранившаяся мраморная герма «Юного Вакха». К числу замечательных находок относятся фрагменты садовых покрытых росписью майоликовых ваз и разнообразные заморские раковины. Одни из них предназначались для украшения фонтанов и гротов, другие, менее ценные, использовались для декора партеров и даже выстилки поверхности садовых дорожек. Раскопки самого большого в саду Гербового фонтана на Главной аллее, установили, что вокруг него идет дорожка из выложенных спинками кверху мелких ракушек с Каспийского моря.

Но наш рассказ пойдет о небольших керамических округлых изделиях, диаметром от 24 до 34 мм. (Илл. 1). Они полые, наружная поверхность, за исключением нижнего ободка, покрыта цветной глазурью белого, темно-синего, голубого, желтого и коричневого цветов. Находки фрагментов точно таких же «шариков» встретились нам в раскопках на площадке у фонтана «Адам» в Петергофе и на территории Александро-Невской лавры. По первому впечатлению они служили для закупорки каких-то глиняных сосудов. Обращает на себя внимание такая деталь как свободный от глазури нижний ободок, который мог быть скрыт в горлышках сосудов. Однако среди найденных «пробок» почти нет одинаковых. Понятно, что сосуды должны были быть столь же разнообразны по размерам, диаметру горла и цвету. Но, как не странно, до сих пор не обнаружены фрагменты сосудов, а ведь их должно быть гораздо больше, чем крышек.

Раскрыть тайну загадочных «глиняных штук» помогли архивные документы. В 1754 г. из Канцелярии строений поступило распоряжение: «Имеющиеся у Шрейдера в наличии за употреблением на партеры в новопостроющемся саду имянуемом лабиринте глиняные шкалики, а именно: круглых белых 250, синих -2000, красных -360, зеленых- 1170, желтых — 3 200, черных — 460 и того круглых 7440, брусковых белых 10, синих 240, зеленых 460, желтых 470 и того 1180. Всего круглых и брусковых 8640 для убирания в Петергофских садах в партеры отправить в Петергоф».

Конрад Шрейдер (Шредер) служил главным садовником при императорском дворе. Упомянутый зеленый Лабиринт занимал огромную площадь перед деревянным Летним дворцом Елизаветы Петровны, воздвигнутым Ф.-Б. Растрелли на берегах Фонтанки и Мойки.

Наряду с керамическими «для убирания партер» использовались стеклянные иллюминационные шкалики. «Глиняные раскрашенные штуки» изготавливались в Петербурге на Невских кирпичных заводах, а иллюминационные шкалики — на Стекольном заводе. Мастерам присылались образцы, по которым делалась вся партия. Имеются сведения о весе и стоимости стеклянных шкаликов. Так в августе 1754 г. со Стекольного завода отпущено 950 шкаликов весом 4 пуда 25 фунтов, т. е. около 75 грамм каждый. Но были шкалики, которые весили вдвое меньше. За стеклянные «шкалики» в количестве двух тысяч, общим весом 4 пуда 30 фунтов, было заплачено 20 руб.5 Стоили «шкалики» дорого — копейка за штуку. Для сравнения укажем, что каждый горностаевый хвостик, закупленный в 1724 г. для коронационной горностаевой мантии императрицы Екатерины I, стоил ровно столько же.

Примечателен и такой факт: за кражу в 1776 г. в Петергофе стеклянных иллюминационных 40 шкаликов солдат был приговорен к повешению. Смертный приговор был смягчен — десять тысяч шпицрутенов, что, по-видимому, равносильно казни. В Петергофе иллюминационные шкалики хранились на «Иллюминационном дворе», деревянные строения которого находились на берегу залива к западу от Морского канала. Вероятно, такие шкалики представляли собой небольшие стеклянные сосуды зеленого цвета, в которых наливалось масло и вставлялся фитилек. Обратим внимание, что расцветка обнаруженных археологами «шариков» соответствует сведениям о «глиняных шкаликах», затребованных садовником на украшение партеров.

Мода на узорчатые партеры типа «Broderie», что в переводе с французского означает «вышивка», пришла в Россию из Западной Европы. Орнаментальный рисунок таких партеров создавался из цветов, трав и кустарников в сочетании с «мертвыми» материалами. Все шло в дело: разноцветный песок, обломки кирпича и черепицы, галька, раковины, металлургические, керамические и стеклянные шлаки, фрагменты фаянсовой и фарфоровой посуды, и, как видим, глиняные и стеклянные шкалики.

Можно предположить, что нанизанные на палочки «шарики» просто втыкались в землю, создавая ковровые покрытия. Их легко можно было поправить и, если надо, заменить новыми. Так создавались замысловатые часто сменяемые узоры. Упомянутые в документе керамические разноцветные «бруски», вероятно, очерчивали на земле контур рисунка, середина которого была заполнена сыпучими материалами. Возможно, именно такой брусок обнаружен нами при раскопках Большой каменной оранжереи в Летнем саду. Он имеет форму веретена, длиной 10 см, диаметром 2.5 см. Поверхность покрыта белой поливой с небрежно нанесенными синими штрихами. (Илл. 2).

Бесконечно разнообразные рисунки партеров создавались, тем не менее, с использованием определенного набора типовых декоративных элементов. Но иногда заказчики требовали нечто сугубо оригинальное. Так, судя по гравюре А. Ростовцева 1716 г. тщеславный А. Д. Меншиков приказал на партере в Нижнем саду Ораниенбаума воспроизвести в орнаменте монограммы из инициалов Петра I и своих собственных. (Илл. 3). До нас дошел замечательный план Летнего сада, середины 1740 — х гг., на котором детально зафиксирован сложный рисунок Большого партера у Лебяжьей канавки. В 1978 г. раскопки на партере выявили небольшой участок, где каким — то чудом сохранился культурный слой середины XVIII века. (Илл. 4). Выяснилось, что при устройстве цветников использовались желтый песок, рыхлая песчаная порода красного цвета и галька с голубиное яйцо. Найдены створки устричных раковин, установленных на ребро по контуру рисунка, выведенного красным грунтом по желтому фону.

Судя по чертежу садовника Бернгарда Фока 1762 г. очень сложные по рисунку партеры находились в Петергофе у Римских фонтанов. (Илл. 5). Но в том же, 1762 г., директор Конторы строений И. И. Бецкой предложил оказаться от использования искусственных материалов. «В Верхнем противо дворца и в Нижнем садах, — писал И. И. Бецкой, — цветники или партеры украшаются песком, кирпичом и шкаликами стеклянными и муравленными. В случае же дозжа и ветров сваливаются и своей красоты лишаются и весь труд втуне исходит, к тому же шкалики, коих никак уберечь не можно, растаскивают и ко избежанию оного за лутчее признавается содержать из разных цветов. Ноября, 18 дня, 1762 г.» В Петергофе вместо цветников в соответствии с изменившимися вкусами были устроены фигурные газоны. Аналогичные газоны, носившие название «английские», мы видим на аксонометрическом плане Летнего сада, начала 1770-х гг. (Илл. 6). Реставраторы предложили два варианта воссоздания Большого партера в Летнем саду: на середину 1740-х гг. и на 1770-е гг. Утвержден был второй вариант, как более простой в исполнении и эксплуатации.

Что касается керамических «шариков», то, услышав от меня, как их можно использовать, специалисты по реставрации садов посоветовали получить патент на идею, если такой прием украшение партеров ранее не был известен.