Группа компаний «Паллада»
Реставрация, Строительство
Производство, Проектирование

Петербургская печь в усадьбе Абрамцево

Автор статьи: Роденков Андрей Иванович, Лихолат Константин Викторович, Лихолат К.В., Роденков А.И.
Музей-усадьбу «Абрамцево» называют одним из интереснейших мест Подмосковья. С 1843 г. принадлежавшая Аксаковым, а в 1870 г. купленная Саввой Ивановичем Мамонтовым, крупным промышленником и большим знатоком и ценителем искусства, она известна как один из центров культуры и художественной жизни середины и второй половины XIX века. В усадьбе жили и работали многие известные художники. В конце 1889-начале 1890 года именно здесь была открыта керамическая мастерская, которую по приглашению С.И.Мамонтова возглавил хорошо уже нам известный П.К.Ваулин.


Купив усадьбу, С.И.Мамонтов приступил к переделке и перестройке всех строений усадьбы, в т.ч. и бани. На месте аксаковской бани Мамонтов задумал строить новую баню, поставил сруб, а затем пригласил петербургского архитектора И.П. Ропета (Петрова), чтобы придать постройке художественный вид. Савва Иванович активно руководил постройкой, внося изменения в присланный из Петербурга проект. Построенная в 1877 -1878 гг. баня за свой «сказочный» оригинальный вид получила позже второе название «Теремок» (илл.1).

Исследования, проведенные во время реставрации [2], подтвердили, что это была настоящая баня с «жаркой», «мыльной» и «раздевальной». Позднее, когда Мамонтовы переделывали баню в жилой дом, первые два помещения объединили в одно, вместо большой печи поставили меньшую, выполненную в абрамцевской керамической мастерской. «Раздевальная» же осталась без изменений с момента постройки.

В «раздевальной» сразу же привлекает внимание угловая кафельная печь, композицией близкая образцам XVII в., облицованная разноцветными изразцами, (илл. 2-4). Изразцы выполнены методикой росписи цветными глазурями по черепку. В состав цветных глазурей входили оксид кобальта (синий), оксиды меди и хрома (зеленый), оксиды железа (охристый), оксид никеля (коричневый). Границы цветной росписи на рельефе затем подчищали острым инструментом, чтобы избежать в момент обжига и плавления смешивания глазурей между собой. Об этом можно судить по очень чистым и качественным границам разделки. Кроме богатого полихромного декора эту печь украшает центральная вставка-панно с изображением райской птицы Сирин (илл. 5). Оно выполнено одним целым живописным изразцом достаточно большого размера. Можно предположить, что панно изготовлялось в единственном экземпляре без изготовления моделей и форм, и художник (чье имя пока, к сожалению, неизвестно) выцарапывал рельеф в изразце.

На лицевой стороне одного из изразцов печи имеется подпись мастера “ Л. Бонафеде СПБ 1874» (илл. 6 ). Это редчайший случай, когда подпись или клеймо производителя, место и год изготовления изразцовой облицовки помещаются на внешней стороне печи. Изготовленная, как следует из надписи, в 1874 г., печь была установлена в абрамцевской бане не в этом же году, как ошибочно пишет М.В.Нащокина [3], а, конечно, в ходе строительства бани, т.е., не раньше конца 1877 г.

«Л.Бонафеде» — это Леопольд Петрович Бонафеде (1833-1878), который приехал в Россию в декабре 1851 г. вместе со своим старшим братом Джустинианом (1825-1866). Оба они с 1847 г. работали в русской мозаичной студии, находившейся тогда в Риме. В связи с большим объемом мозаичных работ для Исаакиевского собора в 1851 г. мозаичная студия была переведена в Петербург, куда и прибыли братья Бонафеде для службы по контракту. С 1858 г. Л.Бонафеде работает помощником главного химика на Императорском Стеклянном заводе, а после смерти старшего брата в 1866 г. занимает его должность — главного химика. В 1863 г. братья Бонафеде представили Совету Академии художеств свое изобретение — хромокерамическую массу, которая могла быть использована для изготовления полихромных изразцов и напольных плиток. Совет Академии художеств одобрил их изобретение.

После смерти старшего брата Джустиниана Леопольд Бонафеде продолжает опыты по разработке технологии производства полихромной керамики и в 1870 г. подает ходатайство об устройстве специальной мастерской на территории Императорского Стеклянного завода для производства майоликовых изделий [4]. А вот как об этом в 1874 г. писал сам Л.Бонафеде: «Несколько лет тому назад, по предложению князя Г.Г.Гагарина, я с покойным братом моим сделал несколько опытов эмальирования глины но опыты до сих пор еще не дали окончательных результатов. Два года тому назад, Его Высочество Великий Князь Владимир Александрович, увидев мои последние опыты, изволил передать через князя Гагарина желание возобновить это искусство в России, а также художественную живопись (майолику) вслед за тем мне было отведено помещение на Императорском стеклянном заводе, где я устроил маленькую мастерскую, которая в настоящее время уже в состоянии эмальировать и обжечь до 200 штук 4-х вершковых [5] живописных изразцов в день. При исполнении этих работ мне весьма много содействует скульптор М.В.Харламов, который на своем гончарном заводе всеми зависящими от него мерами помогает успешному выполнению работ» [6]. «Одним из самых ранних производств полихромной керамики в России XIX века» называет М.В.Нащокина мастерскую Бонафеде, ориентированную главным образом на выполнение штучных заказов императорского двора и петербургской аристократической элиты [7].


После смерти Л.Бонафеде в 1878 мастерская прекращает выпуск керамики и занимается только изготовлением глазурей. «Завод по приготовлению гончарной глазури» (так теперь называлась б. мастерская) унаследовала его жена – Луиза Федоровна Бонафеде – дочь известного художника Федора Антоновича Бруни, бывшего в 1855 1871 гг. ректором Академии художеств. На располагавшемся по адресу: ул. Глухоозерская, 16 заводе по состоянию на 1903 г. было занято 15 рабочих, годовое производство глазури гончарной белой и цветной составило 40 тыс. руб. [8]. С 1904 г. по 1907 г. в справочных изданиях «Весь Петербург» в качестве владельца завода упоминается сын Л. Бонафеде – Эрнст Леопольдович Бонафеде. Информация о деятельности завода после 1907 г. нам нигде не встречалась.

Если имя производителя печной облицовки хорошо известно, то иначе обстоит дело с вопросом об авторе ее проекта. В иллюстрированном каталоге памятников архитектуры Московской обл. говорится о том, что полихромные изразцы, которыми облицована печь, изготовлены «по рисункам Ропета» [9]. Однако этот вывод, как в том числе еще раз подтвердила в беседе с одним из авторов этих строк главный хранитель музея-заповедника «Абрамцево» Е.Ф.Мохова, пока документально не обоснован. Широко известно, и это подкреплено источниками, что одну из печей мастерской Л.Бонафеде проектировал архитектор А.И, Резанов [10]. Похожие по рисунку на «абрамцевские» изразцы использованы в интерьерах особняка М.П.Боткина [11], в оформлении которых принимал участие архитектор А.К.Бруни – двоюродный брат Луизы Федоровны Бонафеде. Хочется надеяться, что продожающиеся поиски откроют нам имя автора печи в абрамцевской бане – замечательного памятника русского изразцового искусства XIX века.

1. О Ваулине П.К. см.: Матвеев Л., Роденков А. Ампирные печи художественно-керамического производства «Гельдвейн-Ваулин» // КАМИНЫ И ПЕЧИ [индустрия], декабрь 2008-январь 2009, № 2 (02). С. 28-30

2. См.: Арзуманова О.И. Усадьба при Мамонтовых // Музей-заповедник “Абрамцево»: Очерк-путеводитель. М., 1984. С. 85

3. О.И.Арзуманова, В.А.Любартович, М.В.Нащокина. Керамика Абрамцева в собрании Московского государственного университета инженерной экологии. М., 2000. С.

4. См.: Дутов А.А..Изразцовое производство Л.П.Бонафеде ( из истории русской печной керамики) // Петербургские чтения ( к юбилею города) Тезисы докладов конференции СПб., 1992. С. 61

5. 1 вершок = 4,5 см

6. Зодчий, 1874, № 5. С.57

7. О.И.Арзуманова, В.А.Любартович, М.В.Нащокина. Указ.соч. С. 8

8. Список фабрик и заводов Европейской России. СПб., 1903. С. 390

9. Памятники архитектуры Московской области: Иллюстрированный научный каталог/ Под общей редакцией Е.Н.Подъяпольской. М., 1999. С. 85

10. Печь в Большой столовой дворца в.к. Владимира Александровича ( Санкт-Петербург, Дворцовая наб., 26)

11.В настоящее время располагается Санкт-Петербургский Государственный Музей-институт семьи Рерихов ( В.О., 18 линия, д.1).

 

Авторы выражают благодарность коллективу сотрудников музея-заповедника «Абрамцево» за содействие в подготовке этой статьи.

Статья опубликована в журнале «КАМИНЫ И ПЕЧИ» [индустрия], апрель-май 2009, № 4 (04). С. 38-41